Интервью с Артемом Ахмеровым (Черно-белые, "Заря" Луганск)

1) Приветствуем! Представься, пожалуйста, нашим читателям!
- Привет! Меня зовут Артем. Являюсь фанатом “Зари”, представляю луганскую движуху “Чорно-білі”.

2) Начнем с главного. Как здоровье? Удалось ли немного прийти в себя после освобождения?
- Здоровье хорошо, тем более, что уже прошел год, даже больше, после того, как задержали. Все синяки, побои – все уже в прошлом. Давно сошло, ничего не болит, состояние здоровья – удовлетворительное. Могу сказать, что уже удалось прийти в себя. В принципе все нормально, и это очень здорово.

3) Расскажи немного о себе. Во сколько лет ты оказался на секторе “Зари”? Что привело тебя в ультру? Помнишь ли свои первый выезд и первую драку?
- На секторе “Зари” я оказался в 14 лет, в декабре 2011 года. Это было то время, когда команда год играла вне дома, а каждая игра была, считай, как выездная. Домашки игрались в соседних Алчевске и в Донецке. Получается, что сектор пацанов с ультры был всегда рядом с нами. Всех знал в лицо, а многих уже и по именам. Знал заряды. Один из наших лидеров, пару раз звал на выезд, но я отказывался. И вот, на третий или четвертый раз, он предложил мне поехать в Донецк. Говорит: - Поехали, есть бас, цена вопроса - 20 гривен. Я согласился. Ну, и, в общем, понеслось.

Это 11-е декабря 2011 года, игра с местным “Металлургом”. Команда проиграла (3-0), под проливным дождем. Ехали на двух арендованных басах и плюс еще парни, которые добирались своим ходом. Первая драка… Позже, уже подходил к тому, чтобы вписаться именно в ОФ, но не успел из-за событий 2014 года.

4) В последнее предвоенное время, луганский движ набрал неплохие обороты. Что, на твой взгляд, стало залогом успешного роста, как в плане поддержки команды, так и в плане ОФ?
- Да, это действительно так. Летом 12 года, движ взял новый вектор развития. Связано это было с тем, что после возвращения большого футбола в Луганск весной 11 года, пошел большой приток людей на сектор. Дошло даже до того, что пришлось отсеивать людей и пускать по определенным критериям, ставить возрастной ценз, плюс по гендерному признаку. В плане ОФа, ключевым фактором стало возвращение одного из наших лидеров. Существовала фирма “East Line”, которая была впоследствии распущена и создана всем известная “Зарница”. И, за довольно короткий промежуток времени, мы вышли на довольно приличный уровень. Если брать, допустим, непосредственно предвоенное время, то было проведено несколько классных тем, в том числе и с соседями из Ростова. Фирма входила в состав Секты82, был достаточно неплохой коллектив. Я думаю, что последующая война запорола очень и очень многое в этом плане. Сейчас я не вижу никаких предпосылок к тому, чтобы восстанавливать фирму, делать темы в лесу. В этом просто нет смысла. У людей нет желания этим заниматься. Всем, мягко говоря, сейчас не до того.

5) Еще вначале известных событий на Донбассе, многие представители движей ”Шахтера” и “Зари” покинули свой дом и переехали в другие города Украины. Вы с Владом не выехали потому, что не нашли куда или по другим соображениям?
- Влад остался в городе по тем соображениям, что банально не было куда ехать. Но перед самым нашим арестом он действительно планировал выехать, не хватило буквально месяца. Я же выезжал летом 2014-го, был в Киеве, в Бердянске, впоследствии вернулся. Тоже были определенные проблемы с жильем. И я вернулся домой. В любом случае – это мой дом, какой бы он ни был. И хоть я не принимаю его таким, какой он есть сейчас, но для меня это дом, это часть моей страны, часть меня.

6) В самом начале стоит вспомнить о том, что ранее Влад Овчаренко уже давал достаточно развернутое вью, запись которого смогли посмотреть все желающие. Естественно, что некоторые вопросы будут пересекаться. Тем не менее, мы постараемся спросить именно то, что интересно нам. Так вот. Какой была жизнь в Луганске до того момента, как вы попали в плен к сепаратистам? Какой была ваша повседневность, а также жизнь людей в целом? Что из последнего увиденного запомнилось больше всего?
- Наша повседневность была таковой. По сути, Влад пытался работать, а я дистанционно обучался, получал образование в ВУЗе. В целом, было такое аморфное состояние. Знаешь, когда не хватает свободы… При чем свободы, во всех ее смыслах и проявлениях. Что запомнилось больше всего? В 2016, на 9-е мая, или на 12-е (это “день республики”) был салют. В какой-то из этих дней, он был прямо возле стадиона. И стреляли не просто из ракетниц, а долбили именно из гаубиц. Это такое… Даже не знаю… Пир во время чумы. Если говорить о жизни людей, то жизнь пенсионеров, как многие знают – это получение пенсий и от республик, и от Украины. Если брать людей более молодого возраста – это банальное выживание, так как каждый пытался работать за копейки. Достойной оплаты труда нигде не было.

7) Возникали ли у вас мысли о безысходности вашего положения в те моменты, когда вы занимались помощью украинским военным. В своем интервью Влад приблизительно рассказал о сути вопроса с технической стороны. Но если говорить о психологическом аспекте – не было ли ощущения, что скоро всех должны спалить и все закончится?
- Да, такое присутствовало. После возвращения домой, у меня было ощущение, что рано или поздно должно что-то случиться, и так продолжаться постоянно не может. Мы понимали, что, скорее всего местные спецслужбы ведут слежку, и что-то должно было произойти. Но была надежда, что к тому времени нас уже не будет в городе. Я собирался тоже выезжать вместе с Владом. Но, как видите, мы не успели буквально на месяц.

8) Фото с горящим флагом. Как вообще и для чего это происходило? Где взяли флаг и для чего делали фото? Ведь с точки зрения конспирации и вашего положения, все это не слишком продуманно.
- Да, история с флагом – это все не очень дальновидно. Но ты знаешь, на тот момент (19-е августа 15-го) нам с Владом было полных 18 лет. Сыграл какой-то юношеский максимализм. Хотели действительно показать, что разговоры о том, что на оккупированной территории остались одни сепаратисты – не правда. Флаг сняли на территории стадиона “Авангард”. Он висел на запасном поле, и мы его срезали. Все это время он хранился у меня дома, а 20го августа была годовщина гибели нашего товарища Олега Аксененко (“Аксен”). Он воевал в составе батальона АЗОВ и погиб 20.08.14 в Иловайске. Сделали баннер в его память. Сначала хотели написать строки из известной песни: “Вічна шана та поклон до землі, Тим, хто загинув за країну свою”. Не много не рас читали место, и поместилось только: “Вічна шана тим, хто загинув за Україну”. Сделали трафаретом его портрет и даты рождения и смерти. Распечатывали трафарет на территории университета им. Дали, где разные услуги для студентов. Так вот, на фото с которого делали трафарет, у Олега на шее платок с символикой “Идеи Нации”. Работница этого пункта так посмотрела, но вроде пронесло. Сам баннер рисовали во дворе многоэтажки в восточных кварталах города, считай, что на виду у всех. Старались конспирироваться. Часть нарисовали, пока подсыхала – накрывали листами, клали сверху еще какую-то ткань, чтоб было не видно. Подготовку начали вообще числа 18-го, распечатали трафареты себе. 19-го была сьемка. Собралось нас восемь человек. Развернули баннер, закрепив его на деревьях. Влад произнес речь, и мы зажгли дымовые шашки. Думаю, что все видели это видео. Потом переместились на другую точку в лесопосадке одного из кварталов города, растянули текстовик “Луганск – это Украина”, который был у нас еще с 14-го года (его рисовали другие парни из движа) и на фоне баннера сожгли флаг. Все это было записано на видео и выложено в нашу закрытую движевую группу ВК, для узкого круга людей. А, после того, как нас приняли, видео всплыло. Последствия вы и сами знаете, 17 и 13 лет особого режима.

9) После того, как вы попали в плен, какие первые мысли были у тебя? Было ли чувство того, что это конечная? Доходили ли слухи о том, что вас поддерживают в других городах Украины? Проходят марши? Если да, то, каким образом вы об этом узнавали?
- В самом начале, когда были в подвале, конечно были такие мысли, что это действительно конечная. Но потом, когда перевели на СИЗО – уже стало по легче. О маршах и вообще, о том, что их проводят в нашу поддержку, узнали уже после приговора. Я узнал 22 ноября. У меня было единственное свидание за все это время и на нем мне сказали. Конечно, это придавало массу сил и уверенности в том, что все закончится хорошо и по-другому быть не может.

10) Как это вообще, быть “лидером нацистской ячейки”?
- Не знаю. С одной стороны, вроде и приятно, что тебя считают таковым. Но с другой стороны, ты понимаешь, что это полный бред и вообще дикая постанова. Понимаешь, что люди, которые все это придумывали - действительно зашкварились. На самом деле, это все очень тяжело описать. Нас так прославили на весь наш родной город, что честно говоря, приятного было мало. Тем не менее, раз они так считают – пусть так и будет. Потому как, пусть лучше нас бояться в Луганске и знают, что, когда мы вернемся – пощады не будет никому.

11) Большое количество людей высказывали мысль о том, что вас с Владом спасла принадлежность к движу. Люди о вас узнали, поднялась волна публикаций, удалось привлечь общественное внимание. Что думаешь по этому поводу?
- По большому счету – да. Нас спасало то, что мы были из движа. В принципе, еще когда нас приняли, я понимал, что парни нас не забудут в любом случае и поднимутся за нас. Так и произошло. Немного поднялись в самом начале, и потом уже серьезно, после приговора, когда уже необходимо было переходить к кардинальным действиям и вытаскивать нас. То есть, по сути, если бы не движ, то все могло бы закончится очень печально.

12) Что было самым жестким за то время, что вы пробыли в плену (не обязательно произошедшее с вами), что можно рассказать в рамках данного интервью?
- Наверное, это пребывание в так называемом мгб. Это постоянные избиения, это постоянное давление. Тебя давят морально, плюс накладывает свой отпечаток давление физическое. Это немного… Не могу сказать, что у меня сейчас совсем подорванное здоровье. Но если раньше оно было, может и не идеальным, но оно было очень и очень, то сейчас немного его процент поубавился. Время, проведенное в заключении – явно никому не добавляет этого самого здоровья.

Из самого страшного… Со мной сидел человек. Его пытали всю ночь. Его были током, потом просто избивали, а потом клали на рот ткань и заливали туда воду, чтобы он захлебывался. Забрали его в один день, где-то часа в два, а вернули на следующий, примерно в это же время. На самом деле, смотреть на него было очень страшно. Понимаю, что нам просто повезло, что с нами до такого не дошло.

13) Из материалов, опубликованных в сети, удалось понять, что изначально с вами был еще ряд проукраинских активистов, которым предложили отступиться от своих взглядов, и они сделали это в обмен на свою свободу. Какова дальнейшая судьба этих людей? Куда они делись?
- Какова судьба этих людей? Ну, да. С нами были задержаны еще два парня, на следующий день после нас. Тоже ребята из нашего движа. Они посидели чуть более месяца с нами в подвале и их отпустили. Было это 24 ноября. Как раз у Влада был День Рождения. Сейчас они проживают в Луганске, против них прекратили уголовные дела. Они были у нас на суде, в качестве свидетелей. Спокойно живут себе теперь там. Насколько я понимаю, они в неоплатном долгу перед сотрудниками и теперь выполняют разные их поручения. Плюс еще был пятый человек. Его задержали в середине декабря и отпустили в конце января. Против него также прекратили уголовное дело. Это парень, который непосредственно снимал данную видеозапись и монтировал. Но теперь он живет в России. Он приезжал из России, его приняли, потом отпустили. В итоге он уехал в Воронеж. Не общается ни с кем из движа, ушел немного в себя парень. Думаю, что в каком-то смысле, он сломался.

14) Как, в целом, обращаются с нашими пленными? Часто ли прибегают к пыткам? Если да, то к каким именно?
- С нашими пленными обращаются по-разному, т.к. есть две категории – гражданские и военные. Опять же, зависит о того – за что тебя взяли. Хотя сладко не приходится никому. Иногда тебе банально не могут предоставить медицинскую помощь и это уже, само по себе пытка. А так, знаю, что кому-то и ногти вырывали, и постоянно били током, и избивали до состояния полусмерти. Плюс моральное давление. Некоторых вывозили на расстрел, да не расстреливали. Так, что бывало по-всякому.

15) В уже упомянутом вью, Влад говорил о том, что боевой дух и настрой сепаратистов - сейчас не наилучший. Хотелось бы услышать твое мнение по этому поводу.
- Ну, если говорить не только о сотрудниках мгб, а о силовых ведомствах республики в целом, то почему он должен быть хорошим? Людям там и зарплаты задерживают, а самое главное, что ни в одном из них я не увидел идейности. Если с нашей стороны — это есть, то в их действиях и поступках этого нет абсолютно. И то, что они рассказывают о своей “вере в республику” – это полный бред, у людей банально нет огня в глазах. Если мы знаем, за что мы воюем… За нашу территорию, за наши идеи и идеалы. То у них ничего этого попросту нет. И на что им рассчитывать при таком настрое – я не знаю.

16) На твой взгляд, сколько находящихся на оккупированной территории людей, имеют проукраинскую позицию (не высказывая ее в открытую, по понятным причинам)?
- Не могу сказать, что таковых много. Да, они есть. Но так, если примерно прикинуть, наверное, будет процентов 30-40, проживающих на оккупированной территории, кто такую позицию имеют, но по понятным причинам не могут ее высказать. Большинство из проживающих там, либо настроены пророссийски, либо хотят уже какой-то (при чем любой) стабильности. Этих я не могу назвать ни пророссийскими, ни проукраинскими. Им хочется немного отдохнуть от этого всего, от постоянного жизненного напряжения на линии фронта, и они просто хотят мира.

17) Многие наши читатели говорили о том, что процесс обмена пленными происходил с излишней помпезностью. Действительно, желание большого количества полит и общественных деятелей причислить себя к успеху – не вызывало ничего кроме грустной улыбки. Что можешь сказать на этот счет?
- Да, действительно, это так и происходило. Но с одной стороны, это не удивительно. Обмена не было очень долго, больше года. И в принципе, было понятно, что на этом многие пропиарятся, и многие будут примазываться к этому успеху. Но были и люди, которые действительно нас ждали. Когда мы увидели этих людей, прилетев сначала в Харьков, а потом в Борисполь – это невозможно передать словами. Когда нас люди, в том же Борисполе ждали, начинали собираться с вечера и ждали нас до часу ночи следующего числа…

Для меня есть круг людей, которые непосредственно способствовали процессу обмена военнопленных. Сейчас я не говорю, что я их прямо люблю, но в какой-то степени я им благодарен. Не буду называть здесь фамилии, чтобы кто-то не кричал, что “це зрада” или называли какими-то, я не знаю, “порохо-ботами” или “медведчук-ботами”. Ну, и чтобы не разводить какую-то ненужную демагогию.

18) Кроме прочего, Влад также говорил о том, что в списках на обмен оказались люди, которые не просто не достойны этого, а наоборот, вели деятельность против Украины. В то же время, действительно проукраинские активисты остаются в плену. Так ли это на твой взгляд? Почему так произошло? Если можно, просили бы тебя остановиться на этом вопросе более подробно, т.к. это довольно странная история.
- Думаю, что этот вопрос корректно будет задать не нам, а тем людям, которые непосредственно занимаются этим процессом. Почему там оказались люди, которые не просто недостойны, быть в этих списках, а вели деятельность против Украины? Почему поменяли именно их, а не тех наших людей, которых нужно освободить? Ты правильно сказал – это странная история. Например, если брать военных, то, по-моему, даже не в следственном изоляторе, а непосредственно в подвале находятся наши спецназовцы. Также есть проукраинские ребята, которые находятся в колониях или СИЗО. Почему их не оказалось в этих списках? Для меня самого это большой секрет. Как проскочили люди, которые были госслужащими в республике, висели на Миротворце? Как они оказываются в этих списках и меняются, а потом исчезают с Миротворца – для меня самого это загадка. И я хотел бы получить ответ на этот вопрос, не меньше вашего.

19) Что можешь сказать о той психологической помощи, которую сейчас вам предоставляют украинские специалисты? Что может помочь людям, которые перенесли нахождение в плену и пытки от сепаратистов?
- Работа, которую с нами проводят психологи, предоставленные нам администрацией президента... В целом, могу назвать ее качественной. Не могу объективно сказать, как именно она помогает мне, т.к. мне она особо и не требуется. Ведь если я не сломался там, то тут и подавно не сломаюсь. Что может помочь людям? Если человек, который перенес все это и чувствует в себе перелом, конечно, ему нужна такая помощь. Считаю, что при этом государство все-таки должно помочь как-то еще и материально. Из тех, кого поменяли, хорошо тем – кому есть куда ехать на остальной территории Украины. А вот тем, у кого остались все квартиры, дома и прочая недвижимость на оккупированной территории, кому не к кому поехать, им банально нужно где-то жить. Тем более, насколько мне известно, понедельник (22 января) – это день выписки оставшихся в Феофании, и там, у ребят стоит вопрос о том – куда ехать. Те, кто там остался, находились там до последнего лишь по одной причине – им попросту некуда ехать. И что теперь им делать - пока не понятно.

20) Удалось ли тебе встречать в рядах боевиков, бывших представителей околофутбольных фирм вашего региона? Возможно, ты видел людей в теме, которые прибыли из России?
- В действительности, россиян, которые в теме, мне не довелось повстречать. Но в рядах сотрудников мгб я встретил одного человека, который представлял луганское движение “Loyals”. Это, в каком-то смысле, наши оппоненты, которые занимали второй сектор на Авангарде. Типа фанаты, у них было пару флагов. На футболе они могли с нами перекличку сделать, пару-тройку раз зарядить за всю игру. А в остальном, стояли смотрели футбол. Что-то типа активной кузьмы, 50/50. В общем, один из этих парней оказался оперативником, младшим лейтенантом госбезопасности.

21) Некоторое время назад, на тематических пабликах России, появлялись фото секторов нынешних команд Донецка и Луганска? Кто эти люди, которые сегодня поддерживают местные команды?
- Если говорить за Луганск, то это те люди, которые, возможно, по каким-то причинам не проходили к нам на сектор, ведь у нас был свой контроль. Плюс те, кому сейчас около 16-ти лет, кто к нам не проходил банально по возрасту. И те, кто уже, скажем так, вырос на российском фильме “Околофутбола”. Видел таких парней до закрытия. Они его не то, что посмотрели, они его именно пересмотрели немного. Многие из этих ребят с переборами, и строят из себя… я даже не знаю, что они себе накрутили, но выглядят очень воинственно.

22) По поводу прибывших из упомянутой соседней страны, также хотелось бы услышать более развернутый ответ. Каково оно, присутствие России в лнр, твоими глазами?
- По сравнению с 14-м годом, количество российского контингента уменьшилось. Но не уменьшилось влияние самой России в лнр, которое с каждым днем оккупации только возрастает. Присутствие очень хорошо ощущается, когда в твое кармане, вместо гривен уже находятся рубли. Это уже ощущение нашего соседа. Плюс, когда ты идешь в магазин, то мысленно считаешь все в гривнах по актуальному курсу, чтобы понимать – не переплачиваешь ли ты. И конечно полная зависимость от соседа. Который год уже идут гуманитарные конвои от России? По-моему, за все время их было уже более 70-ти. Постоянно из России везется и топливо, и электроэнергия из России подается. Вроде как, вода еще идет от Украины. Тем не менее, еще достаточно осталось российских специалистов. И если говорить о силовом блоке республики, то все ровно чувствуется присутствие их кураторов из соседнего государства.

23) Когда, по-твоему, завершится война на Востоке, и каким именно будет это завершение для нашей страны? Что может стать ключевым фактором победы для Украины?
- Действительно, очень тяжело сказать – когда закончится эта война. Ведь она уже идет практически четыре года. Это очень печально. И каким будет финал этой войны – сложно предугадать. Конечно же, я могу сказать только то, что мы обязательно победим, в любом случае. Но как именно – это тяжело сказать. Здесь, в первую очередь, я могу сказать о том, что пока нет активной фазы боевых действий – ничего не будет. И бороться нужно в первую очередь, не за территории, а за человеческие умы. С каждым днем, мы все больше и больше отвергаем этих людей. Пока еще не все потеряно, необходимо бороться. Бороться за сердца этих людей. Действительно, банально мы еще не можем пробить теле и радио блокаду с республиками. В то время, как в близлежащих районах, подконтрольных Украине в Луганской области, вещает сепар тв. А поймать украинский канал в Луганске – это, наверное, чудо. Вот и все.

24) Совковый менталитет, который так часто обсуждаем в последние годы, действительно является серьезной проблемой для жителей нашей страны. В стране победившей революции, совковость суждений и взглядов на жизнь, до сих пор цветет пышным цветом. Смогут ли украинцы победить привычки и взгляды, которые насильно вшивались десятилетиями и по-настоящему отдалится от России? Что нужно делать для этого, в первую очередь?
- Со старшим поколением, тут вроде как все понятно. А когда совково мыслят те люди, которые родились, начиная от 91 года и старше, то мне тяжело это понять. Но меня это не удивляло тогда, а сейчас и подавно. В нашем регионе отсутствовало патриотическое воспитание. Ну, висели в учебных и других государственных учреждениях портреты президента, ну может где-то еще флаг висел, ну и все. Может еще табличка на украинском языке. И на этом все заканчивалось. Чтобы вы понимали, только одна (!) школа в Луганске была украиноязычной, где все предметы преподают на украинском. Такая одна на весь город. Все остальные – русскоязычные. Пока не будет надлежащего патриотического воспитания, пока не будет больше внимания этому уделяться – совковость мышления у людей останется. И, к сожалению, это наша суровая реальность, которую мы сами допустили.

25) Когда именно, на твой взгляд, в умах граждан начался процесс подсознательного отторжения от остальной Украины? Понятно, что разговоры о малых зарплатах и не лучших условиях для жизни (или даже плохих, будем откровенны) – возникли не на пустом месте. Так вот когда же, люди, живущие в Украине, начали считать себя не украинцами, а русскими или еще непонятно кем? Верно ли, что это началось еще задолго до оккупационных действий соседней страны?
- Да, действительно. И так у нашего народа, еще до событий на Донбассе, были большие проблемы с самоидентичностью. Почему так происходило? Допустим, у кого-то были родственники в России, они слушали о том, как там все хорошо и тоже считали себя русскими. Потому, что в Украине низкий уровень жизни. А конфликт на Донбассе выплеснул наружу то, что у некоторых кипело годами. Еще раньше, у нас наша мова была действительно фактором отчуждения Запада от Востока. Она была причиной каких-то конфликтов, моральных травм. И, о какой самоидентичности наших граждан может идти речь, когда такое происходит? Люди абсолютно не понимают – кто они и что они. Вот и вся, собственно, проблема.

26) Продолжая предыдущий вопрос о Востоке нашей Родины, хочется поговорить и о Западной ее части. В последнее время, все громче звучат разговоры о том, что подобный сценарий отделения части страны, может произойти, и с другой стороны. Понятно, что на сегодняшний день, такая перспектива выглядит весьма неправдоподобно, но ведь и 10 лет назад, тяжело было предсказать произошедшее на Донбассе. В то же время, Польша, а в особенности Венгрия очень активно посматривают на определенные области, считая их едва ли не временно утерянными и такими, которые со временем обязательно должны вернуться. Что думаешь по этому поводу?
- Касательно Донбасса и конфликта. 10 лет назад? Почему? В 2004/05 годах уже был флаг республики, были определенные идеи сепаратизма, в России постоянно выпускалась соответствующая литература. Были книги, написанные за пару-тройку лет до событий, которые рассказывали о воне на Донбассе. Вы сами знаете теперь, что в России была активная подготовка, буквально за год. Этот сценарий разыгрывался уже не первый год. По-моему, это был также год 2004/05, когда во время своей предвыборной программы, партия регионов раздавала листовки “Как правильно себя вести в зоне вооруженного конфликта”. Если не ошибаюсь, то в пример там ставился Славянск, т.к. там упоминалось место рождения сланцевого газа. Наша, так называемая, “оппозиционная власть” к этому готовилась. По поводу Западной Украины. Да, приходилось слышать, и по телевизору в тюрьме, что-то читал еще до ареста. Не могу сказать, что уходил в это полностью, но интересовался. На Львовскую область смотрит Польша, а Венгрия на Закарпатье. На мой взгляд, такой развитие событий в западной части страны, с участием Польши и Венгрии смотрится очень иллюзорно. По крайней мере, гораздо более иллюзорно, чем Донбасс. Не скажу, что подобных событий совсем не может быть, но их не должно быть. И если, все-таки, наши власти умеют смотреть дальновидно, то они просто обязаны не допустить такого. Как минимум, просто поставить действительно понимающую власть на местах. Одна из важнейших проблем Донбасса и Крыма – это отсутствие за все годы независимости действительно проукраинской власти. Всегда была пророссийская власть, которая всегда смотрела в сторону нашего восточного соседа. Теперь мы пожинаем эти плоды.

27) Как относишься к действиям и политике нынешнего президента? Будет ли избран Петр Порошенко на следующий срок? Кого хотел бы видеть президентом Украины лично ты?
- Мне не просто оценивать действия президента, т.к. при его правлении я только сейчас начал жить в Украине. Чуть меньше месяца прошло и мне тяжело комментировать. В СМИ кто-то кричит про него ”Зрада!”, кто-то кричит ”Перемога!”. Описать его своим независимым взглядом, я пока не могу. Будет ли он избран на следующий срок? То же самое. История достаточно странная. Разговариваю с одними, говорят, что да. Другие говорят, что нет и уже пора другого выбирать. Нужно уже чуть ли не выходить на Майдан, чтобы выборы были в этом году, а не в 19-м. Сколько людей – столько и мнений. Кого хотел бы видеть президентом? Это тяжелый вопрос. За всю свою жизнь, я ни разу не принимал участие в выборах. Во-первых, в силу возраста. Когда были последние выборы - мне еще не было даже 18-ти. Нужно смотреть на всех кандидатов и уже там выбирать самого достойного. Когда будет полный список – там уже и посмотрим.

28) В своем интервью, Влад упомянул о том, что видит свою дальнейшую деятельность связанной с АЗОВом? Что ты думаешь о военной, общественно и политической деятельности АЗОВа? Планируешь ли ты присоединится к АЗОВу в будущем?
- Да, действительно это так. Влад видит свое будущее с АЗОВом. Есть конкретное предложение. Не знаю, как я могу оценивать политическую деятельность. “Национальный корпус” был создан, через дней пять, после того, как нас закрыли. То есть, мне тяжело оценивать их именно как партию. Как военная составляющая они себя показали, наверное, если и не самыми, то одними из самых боеспособных подразделений. Здесь, мне кажется, что вопросов быть не может. Азовцы всегда сражаются, как настоящие тигры. У меня также есть предложение от “Национального корпуса”, дальше будет видно.

29) Что думаешь о партии “Национальный корпус”, ее деятельности и перспективах? Считаешь ли ты, что данная полит сила, может привнести в наше общество положительные изменения? Если да, то какие именно?
- Как я же говорил в предыдущем вопросе, мне тяжело объективно ответить на этот вопрос. За прошлый год, я много чего пропустил и много не знаю, из того, что было, чтобы оценить их деятельность.

30) Что думаешь о нынешней украинской армии? Уровень подготовки наших вооруженных сил несомненно вырос за последние годы. Насколько сильно превосходство вражеских войск (речь идет именно об армии РФ) над нашими войсками, на сегодняшний день?
- Ну, вы знаете, оно не такое глобальное, как рассказывают. За этот год, мне приходилось очень много смотреть в камере российские каналы. У них оно очень популяризировано. Там создана такая картинка, что это самая непобедимая армия в мире. Но, как мы знаем, так говорить никогда нельзя. История показывает обратное, что таких просто не существует. То, что уровень наших вооруженных сил вырос – это бесспорно. Это уже не те мальчики, что были в 14-м году, а настоящие мужики. Они могут дать достойный отпор врагу, даже если это армия восточного соседа.

31) За последнее время, удалось ознакомиться с несколькими интервью Влада Овчаренко для отечественных ресурсов. Почему тебя мы практически не видим в кадре и не читаем публикаций с твоими ответами? Журналисты не приглашают, или нет желания общаться?
- Приглашают, конечно. Не видите потому, что я только в понедельник выписался из больницы. Так получилось, что привез с собой из луганского СИЗО ветрянку. Так получилось, что в детстве не переболел ею. 10-го числа она дала о себе знать, полежал недельку и вот, в понедельник только выписался. Была маcса предложений дать интервью, просто по состоянию здоровья я никак не мог этого сделать.

32) С представителями каких отечественных группировок вы общаетесь на сегодняшний день? Возможно ты хотел-бы передать кому-то привет?
- До войны было как-то больше разных контактов, а за эти пару лет подрастерялись. В основном, общаемся со своей движухой. Кому что передать? Хотел бы затронуть такую тему. В интервью одному изданию, была затронута тема фирмы Родичи. Насколько я понял, там мои слова были немного неправильно интерпретированы. Был вопрос на счет перемирия. Поскольку многое было упущено за это время, а из информации я владею только той, которую успел увидеть краем глаза, я ответил, что не до конца понял ту ситуацию, которая произошла между ними и блоком Сегедки. Ничего не имею против парней. Без обид, мужики! А получилось так, что кто-то посчитал, мое высказывание упреком за то, что они накрыли Сегедку. В действительности, я не полностью владею информацией и не нужно мои слова воспринимать в штыки. Если кто-то захочет пообщаться и рассказать о том, как все было на самом деле, то, пожалуйста. Я только за.

33) Мы благодарны тебе за уделенное время и желаем тебе и Владу скорейшего выздоровления. Данную публикацию прочитает немало представителей отечественной фанатской сцены. Что хотел-бы пожелать им, пользуясь возможностью?
- В первую очередь, хотел бы выразить благодарность всем тем, кто нас поддерживали, начиная от перепостов, публикаций наших фото, публикаций хэштегов, до тех, кто непосредственно организовывал, кто выходил на марши, кто заряжал на секторах слова Свобода и наши имена или фамилии. Это действительно стоит дорогого. Еще чуть более года назад, мы не могли представить, что о нас будет знать вся страна. Представители одного из каналов сказали, что мы стали символом перемирия, подписанного в начале 14-го года. Конечно, это сказано слишком громко. Но та ситуация, которая с нами случилась и те действия, которые вы все предприняли – это просто в очередной раз показывает, что мы едины и то, что нам нет смысла воевать друг с другом. Мы едины точно также, как едина наша страна. Это главное и это очень замечательно. Спасибо всем ребятам, кто занимался вопросом организации всех движений по поводу нас! Спасибо всем не безразличным, кто поддерживал и переживал за нас! До новых встреч, увидимся на наших трибунах уже весной.

Следующая запись:
 
Предыдущая запись:
 

Комментарии

Еще нет комментариев.